Владимир Путин вчера оказался в тесном союзе с ректорами

Вчера президент России встретился с членами Союза ректоров России и рассказал им, что России нужен свой рейтинг вузов и что троечникам нечего делать в вузах даже за деньги. За встречей следил специальный корреспондент "КоммерсантЪ" Андрей Колесников

Поделиться

Владимир Путин вчера оказался в ...

Союз ректоров — организация многочисленная и шумная. Когда они гурьбой высыпали из аудитории в новом здании библиотеки МГУ после заседания на секции, я в первую секунду подумал, что попал в "Сказку о потерянном времени": бородатые люди в очках и с портфелями веселой гурьбой, обгоняя друг друга, понеслись в буфет, чтобы успеть схватить там эклер или пирожок с вишней (а с яблоками им не нравилось, и они, надкусив, разочарованно откладывали пирожок на тарелку, знаками показывая коллегам: с яблоками — не то, ох не то...). То есть как будто их заколдовали и как будто на самом деле они — школьники, которым даже до первых ЕГЭ еще расти и расти.

 

Владимира Путина они слушали, впрочем, внимательно и сосредоточенно, но так и бывает, когда к таким ученикам приходит педагог, которого они побаиваются и готовы дать понять, что к нему у них отношение сверхуважительное и даже преданное. Но дай только прозвенеть звонку на перемену, они забудут, как и звать-то его.

 

Но нет, эти не забудут.

 

Президент отметил, что в России в системе высшего образования сейчас работает больше 300 тыс. человек, и продемонстрировал, что сознание его сейчас носит мобилизационный характер:

 

— Армия целая!

 

Владимир Путин сразу сказал ректорам о том, про что они его все равно спросили бы (и потом еще не раз спросили-таки опять).

 

— В соответствии с известными майскими указами (известными их сделал он же, Владимир Путин.— А. К.) к 2018 году зарплата профессорско-преподавательского состава должна составить — и я тоже этого не забываю — не меньше 200% от средней заработной платы в соответствующем регионе РФ. И эти планы, безусловно, мы будем стремиться реализовывать... несмотря на известные сложности,— оговорился все-таки господин Путин.

 

Последние дни ему, когда он говорит о деньгах, всякий раз приходится так оговариваться.

 

Зарплата в высшей школе составила, по его словам, в среднем 45 тыс. руб. по итогам первого полугодия, при этом в Москве она выше, "но надо сказать, что и ВУЗов здесь немало, если по-честному, и вы понимаете, на что я намекаю... 250 ВУЗов в Москве. Специалисты, которые в этом зале находятся, понимают, что качество и количество в данном случае прямо пропорционально между собой связаны".

 

Для специалистов, которых не было в зале, можно расшифровать: намекал, видимо, на то, что в регионах преподают слабее.

 

Господин Путин неожиданно жестоко отнесся к тем, кто в школе учился на тройки и тем не менее хочет в вуз. По его мнению, троечникам не место даже в платных вузах. Но разве мало примеров, когда именно троечники двигали потом фундаментальную науку или просто становились великими людьми?

 

А если уж на то пошло, то не посмотреть ли для интереса школьный дневник самого Владимира Путина?

 

Президент по своей, видимо, еще школьной привычке подозревает за людьми на всякий случай худшее, когда они совершают сомнительные поступки (чтоб если и ошибиться потом в человеке, то к лучшему). Поэтому он убежден, что, "когда некоторые вузы зачисляют абитуриентов с очевидно неудовлетворительными знаниями, это не просто вызывает много вопросов — подобная гонка за абитуриентами, а значит, и за финансированием, надо прямо сказать, подчас девальвирует высшее учебное заведение!"

 

В конце своего выступления президент сказал то, что обещал на днях в Сочи студентам, сдающим нормы ГТО и объединившимся в ассоциацию спортивных клубов. Он обещал, что попросит ректоров поддержать их на местах. И эта просьба о поддержке заняла примерно половину всего его выступления: говорил от души.

 

И что "это общегосударственная задача", и что "это не какая-то развлекушка". И что "дело не только в том, чтобы нам сохранить какие-то материальные ресурсы и деньги на таблетках (а видимо, и это тоже.— А. К.), а дело в том, что это действительно будущее нашей страны".

 

Зато у студенческих спортклубов теперь безоблачное будущее.

 

Глава Российского союза ректоров Виктор Садовничий иначе как "Глубокоуважаемым!" Владимира Путина не называл. И у него была веская причина (кроме прочих веских).

 

Дело в том, что даже ректоры в буфете, насытившись пирожками с вишней уже до совсем отвала, обсуждали между собой в общем одну только тему: останется ли Виктор Садовничий ректором МГУ (в декабре истекает его очередной пятилетний срок). По сведениям "Ъ", принято решение, что останется. И не на год, как предполагают некоторые, и не на три, как думают многие, а на пять, то есть как положено по закону. Потому что ничего такого, что не по закону (в том числе и неписаному), Виктор Садовничий за время своего ректорства не совершил.

 

— Десятый съезд Российского союза ректоров,— отметил Виктор Садовничий,— безусловно, важнейшее событие для образовательного сообщества. Но и для жизни страны не меньше!

 

Преуменьшать свою роль и роль союза ректоров в жизни страны Виктор Садовничий просто не имел права (впрочем, на фоне успешного пуска "Булавы" накануне и трансляции этого события в прямом эфире такая роль существенно, кажется, померкла).

 

Стоит дословно, без купюр привести начало выступления Виктора Садовничего — нет, не перед ректорами прежде всего, а перед Владимиром Путиным:

 

— О приоритетном внимании государства к образованию свидетельствует недавно принятый закон об образовании и Ваши, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, встречи с нами. Мы высоко ценим Ваше участие в двух предыдущих съездах Российского союза ректоров. Только за последние три года прошло более десяти встреч с нами. Ваше сегодняшнее присутствие, Владимир Владимирович, говорит о том же: о Вашем постоянном внимании к системе образования. Мы выражаем Вам огромную благодарность. Спасибо Вам.

 

На этом он все-таки смог остановиться и хоть передохнуть.

 

После того как Виктор Садовничий произнес еще одну фразу: "Я хотел бы коротко остановиться на шести, на мой взгляд, ключевых моментах..." — я подумал, что выйти бы из библиотеки засветло.

 

Стоит привести еще несколько цитат: "Первое — качество образования". "Надо научить учиться". "Образование — скрепы государства". "Необходим межуниверситетский электронный ресурсный центр" (а речь-то идет о дистанционном образовании). "Мотивированный выбор траектории молодым человеком"... И тоже стоит остановиться, а то и читателю "Ъ" засветло не дочитать.

 

Впрочем, в какой-то момент Виктор Садовничий становился крайне конкретным. Это потому, что речь заходила о насущном.

 

— Для многих университетов важна возможность использования закрепленных за ними земельных участков в целях своего развития,— сказал он.— Вот это здание (библиотеки.— А. К.) построено именно благодаря этому взаимодействию. Однако есть постановление правительства N234, которое сейчас запрещает это делать. Мы бы просили правительство найти механизм решения в интересах развития университетов... возможно, в отдельных случаях (то есть не все еще освоено должным образом вокруг библиотеки.— А. К.).

 

Особое внимание Виктор Садовничий уделил проблеме русского языка:

 

— Русский язык — это важная скрепа в нашей многонациональной стране... Возвращение сочинения — правильный шаг, это очень верное Ваше решение, глубокоуважаемый Владимир Владимирович. Мы надеемся, что в будущем роль сочинения станет еще более значимой.

 

Кроме того, Виктор Садовничий предложил сделать "Отечественную историю" базовым предметом при сдаче ЕГЭ и для получения школьного аттестата зрелости:

 

— Каждый гражданин нашей страны должен знать ее историю, беречь традиции, любить свою землю и быть готовым за нее постоять.

 

Процесс милитаризации сознания, таким образом, не обошел и Виктора Садовничего. Да и как мог обойти?

 

Трудно было придумать что-то еще. Но ректор МГУ сумел это сделать. Он предложил проводить ежегодные университетские фестивали спорта, чтобы "молодые люди соревновались бы и знакомились друг с другом".

 

И "в-шестых" он обрушился на международные рейтинговые исследования.

 

— Нас уже приучили,— признался ректор,— к индексу Хирша, импакт-факторам, названиям высокорейтинговых журналов и так далее. Конечно, играть надо уметь на любых полях и в плохую погоду, но необходимо объективное судейство! Нельзя допускать схему, что кто-то исследовал по специально им придуманной методике, опубликовал и все — в России нет науки, нет образования!

 

Выход, было сказано, как и в экономике,— один: на их рейтинги создать наш рейтинг. И дальше мериться рейтингами. А не как сейчас.

 

И невозможно не привести заключительной мысли Виктора Садовничего:

 

— Позвольте еще раз поблагодарить Вас, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, за участие в нашей работе. Мы постараемся все, что Вы сказали, все намеченное выполнить.

 

Выступили несколько модераторов секций, Владимир Путин что-то все время помечал в своем блокноте, чтобы ответить им. Но в итоге и сам сосредоточился в основном на докладе ректора МГУ: речь и в самом деле была запоминающаяся.

 

— Надо заранее подумать,— согласился Владимир Путин с одним из тезисов ректора МГУ,— чтобы талант от нас не утек.

 

Обещание повысить зарплату профессорско-преподавательскому составу на самом деле, кажется, не очень воодушевляет президента. "Надо выяснять,— говорил он,— а сколько зарабатывают руководители? Средний состав? Куда вообще тратятся средства вузов?"

 

То есть он предлагал искать резервы для повышения зарплат в самих вузах.

 

И он отдавал себе отчет в том, что на самом деле новый виток недовольства уровнем вузовской зарплаты вызван не в последнюю очередь тем, что резко повысилась зарплата учителей в школах. И президент даже намекнул на то, что надо подумать, как быть с этой зарплатой. Очевидно, что она не будет больше расти такими темпами, как раньше.

 

Один из ректоров предлагал обязать ректоров поддерживать беженцев с юго-востока Украины (то есть брать и содержать их на льготных условиях).

 

— Я прошу союз ректоров,— отреагировал господин Путин,— никого не обязывать. Я знаю, все, кто сможет, те и так поддержат их в образовании.

 

Ректор одного из частных ВУЗов сообщал, что закон не дает возможности вузам зарабатывать столько, сколько они могли бы: есть ограничения.

 

— Вуз создается не для того, чтобы деньги зарабатывать,— сказал господин Путин под аплодисменты ректоров бюджетных ВУЗов,— а чтобы специалистов готовить.

 

Хотя ему, конечно, не хуже других известно, что люди вкладывают деньги в частные вузы, мягко говоря, не в последнюю очередь для того, чтобы заработать деньги.

 

И после одного такого заявления, да еще и подкрепленного бурными аплодисментами, у многих из тех, кто собирался заняться этим делом, охота-то, уверен, и пропала.

 

Президент согласился с тем, что России нужен собственный рейтинг, а также с тем, что это — "инструмент борьбы на рынке образовательных услуг".

 

То есть рейтинг и в самом деле будет создан не для того, чтобы им мерить, а чтобы им мериться.

"КоммерсантЪ"

Читайте также

Комментарии

Оставить комментарий

Необходимо авторизоваться!